Новые статьи
ИМЯ-ИЗОБРАЖЕНИЯ
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Вы здесь
Лытк-ий музей
Рубрики
Общайтесь со мной
Facebook Серебрякова Твиттер Серебрякова
Реклама на сайтах
Худеем наверняка

Александр Иванович Чернышев.Часть 2

Приближался 1812 год.

Портрет А.И. Чернышева. Худ. Дж.Доу

Над Чернышевым начали сгущаться тучи. Он почувствовал, что его разведывательная деятельность становится подозрительной французскому правительству и начал выражать желание быть отозванным в Россию. 12 января 1812 года он писал графу Румянцеву: «... Я не опасаюсь неприятностей, связанных с подобным положением; мною руководит не желание избегнуть захвата моих бумаг, может быть, даже лишения свободы со всеми прискорбными обстоятельствами, могущими из сего проистекать; но я буду считать истинным для себя несчастием, если буду задержан в Париже в такое время, когда новое положение дела представило бы мне случай служить императору согласно моим желаниям и на поприще мне свойственном».

Предчувствия не обманули опытного разведчика. За ним действительно давно следили, подсылали ложных информаторов, а министр полиции Савари даже инспирировал газетную статью с прозрачными намеками на его шпионскую деятельность. Требовалась крайняя осторожность, но как раз в этот период Чернышев допустил непростительную оплошность, которая имела далеко идущие последствия. Перед очередной поездкой в Петербург он не уничтожил записку от Мишеля, случайно забившуюся под ковер. Ее то и обнаружила французская поли-ция, нагрянувшая в дом после отъезда русского офицера.

Савари Анн-Жан-Мари-Рене

По почерку Мишель был выявлен и арестован. Начался громкий судебный процесс, в ходе которого была обнаружена картина целой системы подкупов агентами русского правительства французских чиновников военного ведомства. Несколько информаторов были арестованы, но им был вынесен оправдательный приговор. Мишель был приговорен к смертной казни.

Наполеон был разгневан, что не мешало ему в то же время самому широко прибегать к услугам шпионов, лично определяя направления их деятельности. Под видом путешественников и торговцев, монахов и артистов, врачей и гувернеров французские агенты направлялись в Россию. Центром шпионажа являлось посольство Франции в Петербурге.

Современные историки разведки считают, что процесс Мишеля был частью большой политики начала XIX в. Лицемерное негодование Наполеона по поводу «неблаговидных действий России в мирное время» было оправданием его подготовки к нападению на наше государство. Нужен был повод для политического скандала, и он был найден. В этой связи очень странным кажется «забытое» опытным разведчиком Чернышевым письмо Мишеля. Скорее всего, оно было сфабриковано французской полицией.

Как бы то ни было, но в конце февраля 1812 года Чернышев благополучно возвратился на родину, успев за несколько недель до начала Отечественной войны вывезти из Парижа толстый портфель, содержащий подробные планы развертывания великой армии Наполеона. Созданная и отлаженная А.И. Чернышевым система по сбору секретной информации продолжала свою работу и после его отъезда, продолжая поставлять в Россию сведения от французских агентов.

Война началась далеко не в лучших условиях для России.

Вооруженные силы России в 1812 г. составляли 480 000 человек полевых войск, однако, далеко не все они могли быть употреблены в дело. Численность Великой Армии была доведена до со­става 606 000 человек при 1700 орудиях. В ее состав вош­ли все подвластные Наполеону народы – то есть все нации Европы, за исключением шведов, датчан и испанцев.

Война России с Турцией, едва закончившаяся и грозившая возобновиться, и с Персией, а также неуверенность в Шве­ции занимали примерно третью часть всех сил на Дунае, Черноморском побережье, Кавказе и в Финляндии. В ос­тавшихся силах по батальону от полка – третья часть всех сил – была отчислена на образование запасных войск и обучение пополнений (весьма предусмотрительное ме­роприятие).

Для отражения, ставшего неизбежным нашествия, русская армия располагала немногим более 200 000. Силы эти, постепенно с 1811 г. стягивавшиеся на западную границу, к весне 1812 г. составили три армии. 1-я – Барклая де Толли (122 000) наблюдала линию Немана от Россиен до Лиды; 2-я – Багратиона (45 000), находилась между Неманом и Бугом, у Гродны и Бреста; 3-я – Тормасова (43 000), со­бранная у Луцка, прикрывала Волынь.

В июле 1812 года, в самом начале войны, императору Александру I была представлена «Записка флигель-адьютанта Чернышева о средствах к предупреждению вторжения неприятеля в 1812 году», где указывалось на необходимость соединения двух наших армий и на опасность, которой мы подвергались, предоставив неприятелю обладание важной дорогой, ведущей из Минска в Смоленск и в Москву. Чернышев вновь напоминал о необходимости затягивания военных действий и подготовки подкреплений внутри страны. Как пишет историк Н.К. Шильдер, «прочитав записку, император Александр обнял и поцеловал Чернышева».

Чернышев Александр Иванович с казаками.

В период Отечественной войны А.И. Чернышев находился в свите Александра I в качестве флигель-адъютанта по особым поручениям. В его обязанности входило осуществление связи между царем и армиями, доставка командованию секретных документов, планов и приказов. Но деятельному, привыкшему к риску, полковнику Чернышеву этого было недостаточно: выговорив себе командование конным отрядом донских казаков, отважный флигель-адъютант совершил с ним ряд удачных партизанских рейдов, за что был произведен в генерал-майоры.

Фортуна не оставляла своего любимца и в заграничном походе русской армии 1813-1814 гг. Имя А.И. Чернышева не сходило со страниц военных сводок и бюллетеней. В 1813 году за участие в освобождении Берлина от французов А.И. Чернышев был награжден орденом св. Георгия 3-й степени и с тех пор стал пользоваться в Германии большой популярностью. В феврале 1814 года за отличие при штурме Суассона, во время которого были взяты в плен три генерала, 180 офицеров и свыше 3 тысяч солдат противника, Чернышев получил чин генерал-лейтенанта.

Орден Меча

Многочисленные награды и ордена следовали один за другим: шведский — Меча 1-й степени,

австрийский — Марии-Терезии 3-й степени, прусский — Черного Орла, французские — Командорский крест Святого Людовика и Золотой крест Почетного легиона, полученный Чернышевым лично из рук Наполеона в 1809 году. Среди многочисленных знаком отличия — награды Баварии, Нидерландов и других европейских государств.

 

Чернышев Александр Иванович

Портрет А.И. Чернышева украшает галерею Героев войны 1812 года в Зимнем Дворце Петербурга, а за блестящую победу под Суассон его имя запечатлено на одной из мраморных мемориальных досок героев войны 1812 года в храме Христа Спасителя.

После возвращения из заграничного похода А.И. Чернышев состоял в качестве генерал-адъютанта при императоре Александре I.

 

 

 

В марте 1819 года А.И. Чернышев был назначен членом комитета, по устройству Донского казачьего войска, а с 1825 по 1835 год — его председателем.

За труды в Донском комитете он был пожалован орденом св. Александра Невского и получил право носить мундир Донского казачьего войска. В знак благодарности казаки по подписке собрали деньги и  преподнесли А.И. Чернышеву именное оружие — саблю, золотой эфес и ножны которой были украшены чеканкой и бриллиантами. Следует заметить, что сегодня эту саблю можно видеть в экспозиции Государственного исторического музея.

рассказать друзьям и получить подарок

Метки: ,

Ваш отзыв