Новые статьи
ИМЯ-ИЗОБРАЖЕНИЯ
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Вы здесь
Лытк-ий музей
Рубрики
Общайтесь со мной
Facebook Серебрякова Твиттер Серебрякова
Реклама на сайтах
Худеем наверняка

Лыткарино.Система народного просвещения XIX в.

Система народного просвещения в России складывалась постепенно.

Угрешское народное училище. Фото 1890-е гг.

По указу Екатерины II в 1786 году был принят «Устав народных училищ в Российской империи», в соответствии с которым в каждом губернском городе открывались главные «народные» четырехклассные училища, в уездных городах — двухклассные малые училища.

Вторым важным шагом в развитии народного образования была реформа, проведенная правительством Александра I. Тогда было создано Министерство народного просвещения, которое утвердило трехступенчатую школьную систему: одноклассная церковно-приходская школа, двухклассное уездное училище, четырехклассная гимназия.

В 40-е годы XIX века, в годы правления Николая I, в ходе образовательной реформы Министерством государственных имуществ начали открываться школы в казенных селениях для улучшения положения го-сударственных крестьян. В это же время были организованы частные школы в помещичьих деревнях. Впервые были сделаны робкие попытки создать народные училища для девочек.

И только к середине ХIХ в. образовательные реформы дали первые положительные результаты. Как показала перепись населения, половина горожан были грамотными, среди государственных крестьян их процент составлял 5-7%, среди помещичьих крестьян — 1%.

Эпоха царя Освободителя дала заметный толчок культурному развитию России, а втягивание в рыночные отношения все более широких слоев населения остро поставило вопрос о начальном народном образовании.

С 1866 года дело народного образования перешло к земствам. В государстве наряду с начальными народными училищами старого типа - церковно-приходскими школами, стали появляться начальные школы нового светского типа, перешедшие на попечение земств. В середине 70-х годов для них были разработаны единые программы и был установлен трехлетний срок обучения.

По существующим тогда законам губернское земство принимало на себя 80% расходов на содержание школ, а 20% ложилось на плечи уездов. Московское губернское земство, в состав которого входили представители 13 уездов, оказывало уездным земствам помощь в виде ссуд на постройку школ и приплат к жалованию учителей, выделяло деньги на подготовку педагогов в специальных учительских семинариях, содействовало сельским общинам и уездам в обеспечении их учебниками и учебными программами.

Что касается церковно-приходских школ, то их число в стране в середине 80-х годов начало резко расти. Это было связано с тем, что правительство опасалось широкого просвещения народа, которое, как полагал обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев, могло привести к утрате веры и крушению государственных устоев. Именно поэтому правительство всячески поддерживало организацию церковно-приходских школ. Перед духовенством и учителями этих школ обер-прокурор ставил задачу давать не столько знания, сколько заниматься воспитанием законопослушных граждан, не помышляющих о социальном протесте.

Кропотливое изучение положения дел на местах и собранные из регионов статистические данные позволили Министерству народного просвещения установить, что к 1886 году в Московской губернии имелись: 1 начальное императорское училище, 23 губернских земских, 568 уездных земских, 213 церковно-приходских, 34 училища частных лиц, 23 фабричных, 13 Министерства народного просвещения и 38 сельских школ для питомцев московского Воспитательного дома.

Число грамотных по Московской губернии в 90-е годы возросло до 50% .

В Справочной книжке Московской губернии» за 1890 год указано, что в Московском уезде было 102 земских училища. Здесь преподавали несколько десятков учителей, среди них:

— при селе Люберцах законоучитель — священник Василий Иванович Зимин, учитель — почетный гражданин Яков Васильевич Миловидов, его помощник — крестьянин Василий Александрович Голубев;

— при селе Краскове учительница — дворянка Мария Константиновна Чиринубова;

— при селе Котельниках учительница — дворянка София Петровна Беллюстина;

— при селе Косино законоучитель — дъякон Илья Матвеевич Поме-ранцев, учитель — почетный гражданин Николай Петрович Богоявленский.

Забегая вперед, скажем, что к 1913 году земские училища были открыты в деревнях Выхино, Гремячево, Денисьево, Токарево, селах Капотня, Кусково и других.

Одновременно с земскими в уезде работали и церковно-приходские школы:

— в деревне Выхиной учителя — студент Московской Духовной Семи-нарии Сергей Михайлович Троицкий и сын псаломщика Николай Павлович Нечаев, законоучителя — священник Иоанн Александрович Василевский и диакон Сергей Никанорович Цветков;

— при Николо-Угрешском монастыре учителя — из крестьян Аркадий Михайлов Замяткин, сын священника Николай Михайлович Ильинский и Соколов Алексей Павлович, сын диакона.

Народное училища при Николо-Угрешском монастыре было открыто в 1866 году по настоятельному совету благочестивых прихожан.

Образ преподобного Пимена Угрешского

Первоначально игумен монастыря архимандрит Пимен и сам не был уверен в успехе этой затеи, так как предполагал, что крестьянские ребятишки не пойдут учиться, и «только убыток монастырю будет».

«Впоследствии времени отец Пимен понял, какое значение может иметь училище при монастыре, в особенности когда увидел, с каким сочувствием и с какой благодарностью оно было принято окрестным населением и, совершенно отстав от своего первоначального предубеждения, приохотился, пристрастился к монастырскому училищу и не щадил ничего для того, чтобы обставить его надлежащим образом. Когда ветхое каменное здание, где помещалось первона-чально училище, стало приходить еще в худшее положение и оказалось недостаточным для помещения всех желавших учиться, он прикупил у соседних крестьян неудобный для них участок земли, смежный с монастырской, и выстроил там новое прекрасное каменное здание Он весьма усердно заботился об училище, не жалея никаких затрат на со-держание учащихся и на приобретение всевозможных учебных книг и пособий».

В своих воспоминаниях архимандрит Пимен писал: «Вначале весьма мало сочувствуя учреждению училища, я убедился впоследствии , что его польза очевидна и существенна:

1) для окрестных жителей, которые без больших пожертвований имеют возможность дать образование своим детям;

2) преподавание, находясь в руках монашествующих, будет проникнуто духом христианского благочестия, а не тем зловредным суемудрием и неверием, которое все более овладевает миром» .

В монастырском училище дети получали навыки начальной грамотности, обучались чистописанию, арифметике, началам черчения, истории и катехизису. Выдержавшим экзамены и «наиболее оказавшим успе-хи были раздаваемы книги в награждение».

Дело народного образования также успешно развивалось и в соседнем с Московским — Бронницком уезде, в состав которого тогда входило и Лыткарино.

В 1782 году село Бронницы получило статус города и стало центром обширного уезда. Можно предположить, что с этого момента количество жителей в Бронницах резко увеличилось за счет прибывших сюда на жительство чиновников, священников, местных и приезжих купцов. Видимо, для их детей к 1797 году в городе было открыто «народное училище, в коем обучалось юношество началам российского языка и кате-хизису по изданному методу».

Необходимость иметь грамотных и воспитанных конюхов привела к созданию еще одной школы в городе. В середине XVII в. в Бронницах был организован конный завод, где выращивали чистопородных лошадей для царского двора. Именно для «конюшенных служителей» этого завода и было организовано обучение в упомянутой школе.

Есть все основания предполагать, что эти два учебных заведения явились первыми, положившими начало развитию народного образова-ния в Бронницком уезде.

В 1832 году министром просвещения было принято решение об открытии в городе Бронницы уездного училища. Почетным смотрителем училища был назначен бронницкий дворянин Дмитрий Прокофьевич Шелапутин. Насколько серьезно правительство и образованное дворянство относилось к делу народного просвещения можно судить по следующему документу, подписанному Д.П. Шелапутиным при вступлении им в должность почетного смотрителя.

«Клятвенное обещание.

Я, нижеименнованый, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред Его Святым Евангелием в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему и Великому Государю Императору Николаю Павловичу, Самодержцу Всероссийскому и Его Императорского Величества Всероссийского Престола Государю Наследнику, Его Императорскому Высочеству Цесаревичу и Великому Князю Александру Николаевичу верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего, до последней капли крови, и все к Высокому Его Императорского Величества Самодержавству, силе и власти, принадлежащие права и преиму-щества, узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять, и при том по крайней мере стараться споспешествовать все, что к Его Императорского Величества верной службе и пользе Государственной во всяких случаях касаться может. О ущербе же Его Величества интереса, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не допущать тщатися, и всякую вверенную тайну крепко хранить буду, и поверенный и положенный на мне чин как сей (генеральной, так и по особливой) определенности и от времени до времени Его Императорского Величества Именем от предо-ставленных надо мною начальников определяемых инструкциями и регламентом и указами, надлежащим образом по совести своей исправлять, и для своей корысти, свойства, дружбы и вражды, и противно должности своей и присяги не поступать, и таким образом вести себя и поступать, как верному Его Императорского Величества подданному благопристойно есть и надлежит, и как я пред Богом и Судом Его Страшным в том всегда ответ дать могу, как суще мне Господь Бог душевно и телесно да поможет. В заключение же сей моей клятвы целую Слово и Крест Спасителя моего, Аминь.

Бронницкого уездного училища Почетный смотритель

Дворянин Дмитрий Прокофьев сын Шелапутин».

В 1834 году при активном содействии Дмитрия Прокофьевича училище было открыто. Оно разместилось в двухэтажном каменном здании, крытом железом. «Я на покупку оного дома, — писал Д.П. Шелапутин, — жертвую единовременно ассигнациями пять тысяч рублей и каждогодно, доколе буду находиться в сем звании, по триста рублей ассигнациями...»

Ученики во вновь открытое училище набирались из наиболее обес-печенных городских семей, так как учеба была платной. При училище имелась библиотека из 800 книг.

 

рассказать друзьям и получить подарок

Метки: , , , ,

Один отзыв на «Лыткарино.Система народного просвещения XIX в.»

  1. Отличная информация, если не против, использую в курсовой работе

Ваш отзыв