Новые статьи
ИМЯ-ИЗОБРАЖЕНИЯ
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Вы здесь
Лытк-ий музей
Рубрики
Общайтесь со мной
Facebook Серебрякова Твиттер Серебрякова
Реклама на сайтах
Худеем наверняка

метка: Особая канцелярия

Секретная экспедиция

Вторник, 15 Ноябрь 2011
Чернышев Александр Иванович

Чернышев Александр Иванович

Статья военного историка В. Безотосного «Секретная экспедиция».  Статья интересна вдвойне, так как в ней, во-первых, рассказывается об истории создания русской разведки в преддверии войны с Наполеоном, и, во-вторых, здесь мы впервые знакомимся с молодым полковником Александром Ивановичем Чернышевым, будущим военным министром России, имя которого будет неразрывно связано с историей Лыткарино.

Начало русской военной разведке было положено в 1810 году. В это время в военном ведомстве России появилась, так называемая, Секретная экспедиция, получившая в 1812 году название Особой канцелярии. Это был высший орган русской военной разведки. Результаты деятельности канцелярии не включались в ежегодный министерский отчет, а круг обязанностей ее сотрудников определялся «особо установленными правилами». Под разряд «особых дел» подпадал сбор разведывательной информации, ее анализ и выработка рекомендаций для командования.

М.Б. Барклай де Толли

С самого начала своего существования Особая канцелярия работала в условиях строгой секретности и подчинялась только Барклаю де Толли. Михаил Богданович Барклай де Толли — известный военный министр, талантливый военачальник, но мало кому известный, как создатель русской военной разведки.

О деятельности Особой канцелярии не знал практически никто из современников, поэтому в мемуарах об эпохе 1812 года она не упоминается.

Минимальный штат сотрудников Особой канцелярии подбирался весьма тщательно. Помимо директора там служили три экспедитора и один переводчик.

Деятельность канцелярии велась в трех направлениях: организация стратегической разведки, перед которой стояла задача добывать за границей стратегически важные сведения; тактической разведки, занятой сбором данных о войсках противника на границе; контрразведки, призванной выявлять и нейтрализовывать наполеоновскую агентуру внутри России.

В сложившейся ситуации главные надежды возлагались на стратегическую разведку. Она должна была обозначить контуры военных приготовлений грозного соседа, дать оценку военно-экономического потенциала Франции и ее союзников. Предстояло организовать за границей агентурную сеть, чтобы на основе регулярно поступающих от нее сведений делать выводы о возможных действиях противника и вырабатывать собственную стратегию.

Летом 1810 года Барклай де Толли представил программу организации деятельности разведки за границей императору Александру. Она была одобрена, и вскоре последовало назначение в европейские столицы военных агентов (что-то вроде современных военных атташе).

Кандидатуры на должности военных агентов подбирались весьма тщательно. В Дрезден поехал майор В.А. Прендель; в Мюнхен — поручик П.Х. Граббе; в Мадрид — поручик П.И. Брозин. В Париже такие функции возложили на полковника А.И. Чернышева, в Вене и Берлине — на полковников Ф.В. Тейль фон Сераскеркена и Р.Е. Ренни.

Все донесения разведчиков собирались в сброшюрованные книги, и на их основе проводились подсчеты военных сил, которые могут принять участие в кампании против России. Кроме того, в январе 1812 года была составлена дислокационная карта французских частей, где фиксировались передвижения и концентрация войск Наполеона.

Еще в сентябре 1811 года полковник Ф.В. Тейль советовал «вести длительную и упорную войну», так как Наполеон рассчитывал на быстрый успех. Он предлагал отступать, «избегать генерального сражения», действовать отрядами легкой конницы в тылу противника, стараться затянуть войну до зимы.

Аналогичные мысли высказывал и Чернышев. Он исходил из тезиса: «в политике, так же как и в военном искусстве, главное правило заключается в том, чтобы делать противное тому, чего желает противник». Он также предлагал затягивать военные действия и избегать больших сражений. Оценивая политическую ситуацию, предсказывал, что, если война продлится две-три кампании, то победа будет на стороне России, а Европа освободится от своего угнетателя.

Идеи Тейля и Чернышева были развиты и получили законченное выражение в написанной 2 апреля 1812 года аналитической записке «Патриотические мысли или политические и военные рассуждения о предстоящей войне между Россиею и Франциею». В ней был представлен итоговый анализ разведданных и даны необходимые рекомендации русскому командованию. По мнению авторов записки, гибель нашей армии могла иметь «пагубные для всего Отечества последствия». «Потеря нескольких областей не должна нас устрашать, ибо целость государства состоит в целости его армий». Была выдвинута следующая тактическая концепция ведения войны: «Уклонение от генеральных сражений, партизанская война летучими отрядами, особенно в тылу операционной неприятельской линии, недопущение до фуражировки и решительность в продолжение войны — суть меры для Наполеона новые, для французов утомительные и союзникам их нетерпимые». «Надобно вести против Наполеона такую войну, к которой он еще не привык», «соображать свои действия с осторожностью», заманить противника вглубь и дать сражение вознаградить с избытком всю потерю, особенно когда преследование будет быстрое и неутомимое».

Записка была написана специально для военного министра Барклая де Толли. Ценность ее заключалась в убедительной аргументации необходимости отступления, главным защитником которого являлся Барклай, с хладнокровием и мужеством применивший свою концепцию на практике в ходе боевых действий .

Вторжение Наполеона

В июне 1812 года без объявления войны войска Наполеона переправились через Неман и вторглись в пределы России.

Главное командование русскими войсками было поручено военному министру Барклаю де Толли. Понимая невозможность и гибельность для разобщенных русских войск открытого боя с Наполеоном, Барклай принял решение об отступлении внутрь страны для воссоединения с остальными русскими полками. Стараясь сохранить армию, Барклай при отступлении всячески уклонялся от больших боев с преследовавшим неприятелем.

Таким образом, Наполеону не удалось разъединить русские войска и разбить армии порознь. В военном отношении это был большой успех. Однако постоянным отступлением армии не были довольны ни государь, ни русское общество. Они не понимали военной тактики Барклая и обвиняли его в трусости и чуть ли не в измене.

Кутузов

Главнокомандующим русской армией был назначен М.И. Кутузов. 26 августа он дал генеральное сражение при Бородино, которое показало, что Барклай был прав, и русские еще не в силах победить врага. Дав битву в угоду общественному мнению, М.И. Кутузов после боя продолжил отступление.

Под Москвой, в деревне Фили, на военном совете он принимает мучительное решение — оставить столицу без боя. Историк С.Ф. Платонов писал: «Кутузов надеялся на то, что, сохранив и усилив свои войска, он заморозит ослабевшую неприятельскую армию в опустелой Москве».